Уильям Шекспир
 VelChel.ru 
Биография
Хронология
Галерея
Памятники Шекспиру
Афоризмы Шекспира
Сонеты
Стихотворения
Трагедии
Комедии
Поэзия
Венера и Адонис
  Жалоба влюбленной
  Монолог короля Лира
  Обесчещенная Лукреция
  Страстный пилигрим
  Феникс и голубка (Перевод В.С.Давиденковой-Голубевой)
  Феникс и голубь (Перевод Д.Щедровицкого)
Об авторе
Ссылки
 
Уильям Шекспир

Поэзия » Венера и Адонис

  Как я тебя, так и меня молили,
И сам суровый, грозный бог войны,
Чьей мощной выи битвы не склонили,
Которым все враги побеждены,
И он, мой пленник, раб мой, домогался
Того, что взять ты ныне отказался.

У алтарей моих свой крепкий шлем
Повесил он, копье и щит чеканный;
Он научился танцам, играм всем,
Забавам, шуткам, - стяг презрев свой бранный,
Мои объятья полем битв избрав,
Из ложа моего шатер создав.

"Так властелина я поработила
И на цепи из алых роз вела;
Булат слугою сделавшая сила
Рабой презренья моего была.
О, не гордись, не похваляйся властью
Над той, что бога битв смирила страстью.

"Губами прикоснись к губам моим
(Мои красны, хотя не так прекрасны),
Тот поцелуй ведь будет и твоим.
Что смотришь в землю? Взор впери свой ясный
В мои зрачки: твоя в них красота.
Слились два взора, что же не уста?

"Иль стыдно целовать? Зажмурься снова,
И я зажмурюсь, - станет ночь тотчас:
Двоих лишь услаждать любовь готова;
Играй же смело,- не увидят нас;
Фиалки, заменившие нам ложе,
Болтать не могут и понять нас - тоже.

"Пушок, покрывший нежные уста,
Незрелость выдает, но все ж ты - милый.
Не упускай же время: красота
Быть не должна сама себе могилой.
Так во-время не сорванный цветок,
Себя снедая, вянет в краткий срок.

"Будь я дурна, морщинами изрыта,
Подслеповата, сгорблена, худа,
Истощена, недугами разбита,
Суха, груба и холоднее льда, -
Ты мог бы отстраниться от презренной;
Но как гнушаться мной, столь совершенной?

"Нет ни морщинки на моих висках;
Глаза подвижные блестящи, серы;
Прелестно тело, мозг горяч в костях;
Растет с весною красота Венеры;
И, мнится, влажная моя рука
В твоей растаять бы могла, легка.

"Лишь повели, речами очарую
Иль понесусь по лугу легче фей;
Не оставляя следа, затанцую,
Как нимфа, пряди распустив кудрей.
Любовь - подобье духа огневого
И не упасть, но вознестись готова.

"Докажут это слабые цветы!
На них лежу, но их не приминаю;
Два голубка с утра до темноты
Меня по небу носят, где желаю.
Когда любовь, мой мальчик, так легка,
Как может быть лишь для тебя тяжка?

"Иль ты в себя влюбился, полагая
Снискать любовь одной руки другой?
Так обольщай себя, вновь отвергая;
Кляни пленившего, пленен собой.
Вот так Нарцис погиб в самозабвенье,
В ручье свое целуя отраженье.

"Уборы созданы, чтоб их носить,
И красота, чтоб чувствам быть в угоду;
Трава, чтоб пахнуть; факел, чтоб светить;
Жить для себя - обманывать природу.
Зерно дает зерно, цветок - цветы;
Твой долг рождать, как был рожден и ты.
  "Как можешь ты вкушать плоды земные,
Не дав земле своих плодов вкусить?
Должны рождать все существа живые;
Ты сам умрешь, потомство будет жить.
Так ты себя переживешь нелживо,
Пока твое подобье будет живо".

Тут пот царице тело увлажнил:
Тень отступила от четы лежащей,
И облаченный в зной Титан вперил
В них ока пламенного взор палящий;
Желал бы он, став этим вот юнцом,
С ним поменяться местом и лицом.

Адонис, потянувшийся лениво,
Из-под нахмуренных бровей своих
Угрюмо глядя, сумрачно, гневливо,
Как смотрит небо из паров густых,
Воскликнул, морщась: «Брось любви упреки!
Я ухожу: печет мне солнце щеки».

Она в ответ: "Так юн и так жесток!
Чтоб убежать, предлог ты выбрал слабый:
Небесных вздохов выдыхая ток,
Светила жар я охладить могла бы;
Тебя под сень моих волос укрыть;
Слезами, если вспыхнут, погасить.

"Сияя с неба, солнце жжет сияньем;
А я лежу меж солнцем и тобой.
Но не опасно мне оно пыланьем:
Меня сжигает взор палящий твой;
И будь я смертной, тут бы умерла я,
Меж вышним солнцем и земным пылая.

"Ты каменный, ты твердый, как булат?
Нет, тверже камня, - дождь его смягчает.
Любви не знал ты, женщиной зачат?
Не знал, как страсть несытая терзает?
О, если б мать твоя такой была,
Она тебя родить бы не могла.

"Чем заслужила я твое презренье?
Мои мольбы тебе опасны чем?
Иль поцелуй для губ твоих - растленье?
Скажи, но нежно, а не то будь нем.
Дай поцелуй, его с лихвой верну я,
Два, если хочешь, дам я поцелуя.

«Стыдись, холодный камень неживой,
Раскрашенное дивно изваянье,
Кумир, лишь взоры тешащий собой,
Не человек, подобье только, званье;
Нет, ты не муж, хоть мужествен на вид:
Муж и без просьбы ласками дарит».

Ее язык сковало нетерпенье,
Порывом страсти удержав его;
Лицо, пылая, выдает смятенье:
Не выиграть ей дела своего,
Судье в делах любви: она рыдает;
Молила бы, - рыданье ей мешает.

То головой, потупив взор, тряхнет,
То, глядя на него, руки коснется;
Руками, словно лентой, обовьет;
Связала бы, да он не поддается;
Но попытайся он порвать их круг,
Она сплетет персты лилейных рук.

"Любимый, - говорит, - в кольце ограды
Слоновой кости заключен ты мной.
Я - парк, ты - мой олень; ищи услады
Где хочешь, - на горе и под горой.
Когда ж холмы тебя не утоляют,
Спустись туда, где родники пленяют.

«В пределах этих мало ли услад?
Прелестный дол, высокая равнина,
Холмы округлые, а в дождь и в град
Тебя укроет в зарослях ложбина.
Оленем будь, когда я парк такой;
Лай тысяч псов твой не смутит покой».
Страница :    << 1 [2] 3 4 5 6 7 8 9 10 > >
Алфавитный указатель: А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Э   Ю   Я   #   

 
 
     © Copyright © 2016 Великие Люди  -   Уильям Шекспир