Уильям Шекспир
 VelChel.ru 
Биография
Хронология
Галерея
Памятники Шекспиру
Афоризмы Шекспира
Сонеты
Стихотворения
Трагедии
Комедии
Поэзия
Об авторе
Ссылки
 
Уильям Шекспир

Трагедии » Юлий Цезарь (Перевод И.Б.Мандельштама) » Акт III » Сцена 1

К оглавлению
 

Слуга (падает на колени перед Брутом)


Так велено мне, Брут, склонить колени,
Так Марк Антоний мне велел пасть ниц
И так сказать, простершись пред тобою:
«Брут благороден, мудр, отважен, честен;
Велик был Цезарь, царственен и добр.
Скажи, что Брута я люблю и чту,
Что Цезаря я чтил, любил, боялся.
И если Брут Антонию позволит
Прийти без опасенья и узнать,
Чем заслужил великий Цезарь смерть,
То будет меньше мертвый Цезарь дорог
Антонию, чем Брут живой. И будет
Антоний всюду с благородным Брутом
Среди волнений этих смутных дней,
Как верный друг». - Так говорит Антоний.

Брут

Я римлянином доблестным и мудрым
Всегда его считал.
Пусть он придет, и я ручаюсь честью,
Что невредимый, удовлетворенный
Отсюда он уйдет.

Слуга

Иду за ним.

(Уходит.)

Брут

Уверен я, что нам он другом станет.

Кассий

Я этого желал бы, но в душе
Боюсь его я очень. Тайный голос
Мне никогда не лгал.

Брут

Но вот и он.

Входит Антоний.

Привет тебе, Антоний!

Антоний

О мощный Цезарь, как ты низко лег!
Ужели все твои завоеванья,
Триумфы, почести, трофеи к этой
Ничтожной мере сведены? Прощай! -
Не знаю я, что здесь решили вы, -
Кому еще хотите кровь пустить?
Но если мне, то лучше нет ни часа,
Чем час его кончины, ни орудья,
Чем эти благороднейшею кровью
Земли обогащенные мечи.
И если вы враги мне, то молю вас -
Пока еще у вас дымятся руки,
Исполните ваш замысел сейчас.
Пускай бы прожил я тысячелетье,
Охотнее не встретил бы я смерть,
Чем здесь, близ Цезаря, от тех же рук,
От вас, умы отборнейшие Рима.

Брут

О, не проси у нас, Антоний, смерти!
Хотя бы ты, глядя на наши руки,
На нашу жертву, видел в нас зверей, -
Ведь только руки наши видишь ты
И дело их кровавое; не видишь
Ты наших, полных жалости, сердец.
И эта жалость к страждущему Риму
(Как изгоняется огонь-огнем,
Так жалость изгоняет в сердце жалость)
Сразила Цезаря. Но для тебя
Снабжен свинцовым острием [16] наш меч,
Бессильна ярость наших рук. Сердца
Благожелательно и с уваженьем,
По-братски открываем мы тебе.

 
Кассий

Ты примешь равное участье с нами
В распределенье высших должностей.

Брут

Лишь потерпи, пока мы успокоим
От страха обезумевший народ, -
И ты тогда узнаешь, почему
Я, Цезаря любивший в ту минуту,
Когда его пронзал своим кинжалом,
Так поступил.

Антоний

Я в вашу мудрость верю.
Пусть каждый окровавленную руку
Свою мне даст. Я жму твою, Марк Брут,
Затем твою, Кай Кассий. Дай мне руку
Ты, Деций Брут; ты, Цинна; ты, Метелл;
Ты, храбрый Каска мой, и ты, Требоний,
В ряду последний - не в любви моей.
Увы, что мне сказать вам всем, друзья?
Ко мне доверье ваше шатким стало,
И вы должны считать, что мне открыты
Лишь два дурных пути, - я льстец иль трус. -
Да, признаюсь, тебя любил я, Цезарь;
И если дух твой ныне видит нас, -
Не горше ль смерти для тебя, что я,
Что твой Антоний жмет врагам твоим,
В знак дружбы, кровью залитые руки, -
И пред тобою, мертвым, о великий!
О, если б столько ж глаз имел я, сколько
Тебе нанесено смертельных ран,
И так же бурно слезы лил из них,
Как кровь из ран твоих струится! Это
Пристало бы мне больше, чем дружить
С твоими недругами. Юлий Цезарь!
Прости! Здесь был ты загнан, мой олень,
Здесь пал, и здесь охотники стоят,
Еще залитые твоею кровью.
Ты, мир, был лесом этого оленя,
И был он гордостью твоей, о мир!
Как, лежа здесь, ты сходен с красным зверем,
Затравленным царями!

Кассий

Антоний!

Антоний

Ты простишь меня, Кай Кассий:
Такую речь сказал бы даже враг;
Как друг, еще я холоден, умерен.

Кассий

За восхваленье Цезаря тебя
Я не корю. Но как ты будешь с нами?
Считать ли нам тебя в числе друзей
Иль без тебя пойти своей дорогой?

Антоний

В знак дружбы я пожал вам руки. Правда,
Взглянув на Цезаря, забылся я,
Но я вам друг, и я вас всех люблю,
Надеясь, что от вас еще услышу,
Как Цезарь мог опасен быть и чем.

Брут

Иначе наш поступок был бы зверством!
Так вески наши доводы, Антоний,
Что если бы ты Цезарю был сыном,
То все же их отвергнуть бы не мог.

Антоний

И это все, что надо мне. Затем
Прошу я разрешенья с этим прахом
На площадь выйти и, как друг, с трибуны
Надгробным словом Цезаря почтить.

Страница :    << 1 2 [3] 4 > >
Алфавитный указатель: А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Э   Ю   Я   #   

 
 
     © Copyright © 2022 Великие Люди  -   Уильям Шекспир